Вурдалаки Той Стороны

(Бляхамуха)

Народный роман

Вступление

автор  Василий Щепетнев

Сергея давно уже не радовали туманы. Здесь, на Кавказе, они были особенно промозглыми и забирали последнее тепло, что скупо отмеривали печурка, чайник и постель.

Раньше все окружающее – горы, небо, люди, – вызывало дикий восторг, и он был просто счастлив, жизнь пела, работа спорилась, но последнее время...

Сергей досадливо передернул плечами. Время, время... Дело было не во времени – в нем. Перфекционалист. Улучшайкин по-русски. Диссертации делали и на десятой части материала, собранного им, но хотелось не просто намаракать рядовую докторскую, но и войти в Науку, ту, которая с Большой Буквы.

Мечтатель!

Сергей шел по периметру, проверяя состояние Антенны, ее составляющих. Сотни фасеток складывались в Большое Око, способное видеть то, что невидимо – никому. Видеть – или слышать? РАТАН 600 был хоть и телескопом, но – радио.

Жаль, жить РАТАНу оставалось недолго. Механические узлы ржавели и разрушались. Все, что можно было поправить руками, давно поправлено, но требовались замены капитальные, а денег получено за последние два года – ноль. Ноль абсолютный, кельвиновский. Из всего коллектива осталось трое, и то – просто ехать некуда. Кому было куда – давно разъехались, администрация – в первую голову. Оно, конечно, и лучше, теперь время делилось лишь надвое, между ним и Филогеновым.

Если было что делить: платежи за электроэнергию практически не проводились, и потому лампочки гасли все чаще и чаще.

Ничего, месяц – последний, финита, можно возвращаться домой.

Он вошел в зал управления, привычно запустил компьютер, старую машину весом в полтонны, двенадцатиразрядную, современный Крей мощнее в десятки раз, зато старушка знает, в каком углу мусор лежит.

Даже отсюда был слышен скрип серводвигателей, направляющих листы-фасетки на объект RN-41242. Серийный номер скрывал черную дыру, да еще не где-то в тридевятой галактике, а совсем близкую, совсем...

Это действительно будет последнее Великое Открытие уходящего века, да-с, господа!

Осциллограф внезапно стал рисовать кривые, которые Сергей никак не ждал. Просто – ни в какие ворота не лезет.

Наверное, веревочке пришел конец. Сдох телескоп.

Он потянулся к наушникам – так, для забавы он соорудил аудиопреобразователь, слушать "музыку сфер". Музыка обычно представляла собой бессмысленный шум и треск, иногда – писк, впрочем, все зависело от настройки. Сейчас шум был не бессмысленным, он действительно слышал нечто, достойное названия музыки сфер.

Впрочем, музыки самой примитивной. Словно дергали струны контрабаса, всего две ноты – "до" и "ми". До-ми, до-ми-ми, до-до, до-ми-ми, раз за разом.

Вдруг смолкли и звуки, и гул машины. Все-таки фельдшер вырвал провода.

Сергей посмотрел на часы. Не может быть! Сеанс длился четыре часа!

Сорвав наушники, он встал, вернее, попытался встать. Но не сумел – ноги подогнулись, и он медленно опустился в лужу, что растеклась у пульта.

Пять литров крови – это много, много…

Продолжением является эпизод 21 "Похмелье", автор  Василий Щепетнев